Лента новостей
Все новости Башкортостан
В Уфе состоялся «некруглый стол», посвященный проблемам образования 12:30, Партнерский материал  В Индии из-за падения давления в самолете пострадали 30 пассажиров 12:28, Общество «Главное в телемедицине — врачи»: как в России лечат дистанционно 12:21, Партнерский материал Минобороны опровергло версию крушении Ил-20 из-за системы «свой-чужой» 12:20, Политика Российский стартап привлек $1 млн на запуск платформы виртуальных роликов 12:17, Свое дело FT узнала о плане США по замене иранской нефти для союзников 12:09, Политика Игра на понижение: как малоэтажные проекты завоевывают Россию 12:06, Партнерский материал  Без паники: Coinbase опровергла данные из отчета прокуратуры Нью-Йорка 12:02, Крипто Жизненные показания: как работает страхование от критических заболеваний 11:59, Партнерский материал Ким Чен Ын подарил президенту Южной Кореи 2 т деликатесных грибов 11:59, Политика Сборная России поднялась на три позиции в рейтинге ФИФА 11:45, Спорт На трассе в Подмосковье загорелся рейсовый автобус 11:32, Общество Алена Владимирская — об офисном общении, small talk и личном пространстве 11:31, Партнерский материал Аналитики посоветовали вкладываться в китайские компании: какую выбрать 11:30, Quote Евгения Медведева опровергла беседу с экс-тренером о завершении карьеры 11:28, Общество Конфискованный у экс-губернатора Сахалина Lexus продали за 2,5 млн руб. 11:18, Общество Порошенко пообещал ликвидировать базу российского флота в Севастополе 11:15, Политика Порошенко заявил о планах разработать и закупить высокоточные ракеты 11:11, Политика Что сдерживает развитие новых форматов торговли в России 11:08, Партнерский материал АЛРОСА продала на аукционе алмазы на сумму $12,6 млн 10:56, Бизнес Сбербанк запустит переводы на карты «Мир» других банков в 2019 году 10:53, Финансы 20 главных новинок автосалона в Париже 10:52, Авто  Курс доллара упал до 66,5 руб. 10:50, Финансы Как отреагировал рынок на кражу денег клиентов криптовалютной биржи Zaif 10:49, Крипто СК возбудил дело после гибели двух человек при взрыве газа в Башкирии 10:48, Общество Как в России меняется ситуация с донорством костного мозга 10:41, Партнерский материал
«Такое впечатление, что приехала электричка с организаторами тренингов»
Аналитика от РБК-Уфа, 10 апр, 11:06
0
«Такое впечатление, что приехала электричка с организаторами тренингов»
Игроки рынка деловых мероприятий рассказали, кто готов платить за звезд, как выявить шарлатанов и кого водили по Уфе с личной охраной
Фото: Олег Яровиков

Экономика падает, бизнес чувствует себя не слишком уверенно, а рынок обучающих мероприятий, вроде как, растет. Парадокс – или нет? По крайней мере, даже те, кто далек от этой сферы, отмечают, что реклама разнообразных тренингов личностного и не личностного роста, мастер-классов и семинаров становится все активнее. Это признак экономического оздоровления или, наоборот, напоминание о смутных временах, когда люди кидались к самым разнообразным «пророкам» и «целителям»? Лица известных и не очень тренеров и коучей смотрят с билбордов, заборов и бортов троллейбусов. Расценки на то, чтобы послушать ту или иную звезду, не всегда публикуются, но молва приписывает иным из них баснословные суммы.

Рынок полон и неочевидных для постороннего подводных течений. То, например, оптом начали задерживать именитых иностранных тренеров и коучей: прямо на мероприятие врывался наряд полиции. Причиной – или поводом – служило нарушение законодательства РФ: оформлялись туристические визы вместо рабочих. Многие говорили тогда, что это проявление недобросовестной конкуренции. Хотя сейчас собеседники РБК-Уфа – те, кто в теме – заверяют, что это было частью внутренней кампании правоохранительных органов, во время которой «собрался целый консилиум сектоведов»: под горячую руку попали и мероприятия для бизнеса.

Чтобы выяснить, что происходит со сферой деловых мероприятий, РБК-Уфа обратился к нескольким специалистам в этой области.

Кризис или нет: растет или падает?

О падении не говорил, пожалуй, никто, а вот причины и формы роста трактовали по-разному. Так, Руслан Гафаров, CEO «Malik Space» (базирующийся в Уфе тренинговый центр, организующий мероприятия в 40 городах восьми стран мира), считает, что обвал рынку бизнес-образования не грозит в силу глобальных трендов: «В ближайшие 5 – 10 лет большое количество людей останется без профессий: от бухгалтеров до каких-нибудь, условно говоря, телефонистов. В том, чтобы они учились заниматься бизнесом, заинтересовано и государство, потому что источники налоговых доходов будут перераспределяться. «Нефтяные» налоги будут уходить в прошлое, на первый план выйдут налоги с предпринимательства». Он также замечает: «Многие думают, что здесь легкие деньги. На самом деле, это не так. Я считаю, что денег на этом рынке особо нет, в том смысле, что в нефтянке или в строительстве я со своим опытом зарабатывал бы больше. Мы пока работаем больше на энтузиазме, потому что хотим, чтобы было больше «осознанных» и интересных людей».

По мнению Константина Десяткина, директора и бизнес-тренера уфимской «First Business School», рынок в последние годы находится примерно на одном уровне, а в качестве тенденций можно назвать «укорочение» программ, отчасти – из-за частичного смещения в онлайн: «Традиционные «живые» бизнес-мероприятия становятся гибридными, допустим, проводятся максимально короткие и редкие встречи, а между ними – постподдержка онлайн». Впрочем, по мнению Константина Десяткина, за этим стоит скорее объективное движение бизнеса к экономии ресурсов, нежели проявления кризиса.

Фото: Олег Яровиков

Максим Козин, руководитель саратовского центра бизнес-технологий «Эксперт» (организует мероприятия в городах Поволжья, в том числе в Уфе), так объясняет, почему кризис – понятие относительное: «Мы работаем больше 15 лет: конкуренция здесь всегда была высокой. Как только экономика начинает немного восстанавливаться, предприниматель начинает видеть завтрашний день, – у него возникает потребность в развитии. Тогда возрастает количество игроков на этом рынке. Создается впечатление, что приехала электричка с организаторами тренингов. Появляется много тех, кто считает, что это легкие деньги, потому что в этот бизнес легко войти... и выйти, в общем, еще легче». С возражением, что нынешний момент трудно назвать подъемным для экономики, он согласен лишь отчасти: «Здесь важно то, что перестало что-то меняться и установились правила игры. Вот рубль упал, Путин остался, санкции остались на долгий срок, бизнес отвечает: ок, мы будем работать в таких условиях. Поэтому с точки зрения активности бизнеса момент неплохой».

По его мнению, рынок идет к диверсификации – к разграничению потребностей: «Да, востребованность узких вещей, того, что нужно специалистам, уходит в онлайн. Но когда мы работаем с известным человеком, например, Ириной Хакамадой или Максимом Поташевым, то удаленное общение – это не интересно. Так что, когда важен личный контакт с успешным человеком, то такие встречи становятся более массовыми, залы увеличиваются. Это носит больше характер вдохновения, инсайта, чем обучения».

«Тренеру выгоднее выступать в статусе «москвича» даже в родном городе»

Антон Краснобабцев, генеральный директор тренинговой компании «Key Solutions» (Москва), советует обратить внимание на несколько неочевидных тенденций. По его мнению, сейчас объем рынка почти не растет, зато усиливается дробление по специализациям: «Тренингов типа «Успешные стратегии бизнеса» уже почти не встретишь, кроме случаев мэтров, когда людям не важно, как это называется и про что это вообще, а важно, что это ведет условный Гандапас». Рынок давно уже потребляет конкретизированные продукты, а внутри прежних узких специализаций возникают еще более узкие, например, «Деловая переписка в чатах». Бизнес теперь использует тренинги как инструменты решения конкретных ситуативных задач: «Например, появился закон об обязательном страховании застройщиков, и меня нанимали, чтобы проводить специальное обучение страховых агентов – как работать с финансовыми директорами застройщиков». Тренд на наращивание собственного тренерского штата компаний приводит к тому, что они все больше обходятся внутренними ресурсами, а доля внешних компаний усыхает.

Еще одну тенденцию Антон Краснобабцев описывает шуткой «Эксперт – это любой человек из другого города»: «Насколько я знаю, в Уфе та же проблема, что и везде: тренеры уезжают в Москву, потому что во всех регионах заказчики склонны мало доверять тренерам из своего города. Тренеру оказывается выгоднее работать на московскую компанию и, как ни парадоксально, даже приезжать в родной город в этом статусе».

Об этой же проблеме – гонорары москвичей выше гонораров местных тренеров при равной квалификации – говорили и некоторые другие собеседники РБК-Уфа.

Фото: Олег Яровиков

По мнению профессора Ильшата Рысаева, заведующего кафедрой государственного и муниципального управления БАГСУ, в Уфе «существует перекос в сторону психотренингов, тех мероприятий, где ведущий знает только саму технологию тренинга, но не сферу деятельности заказчика. Управленческих тренингов, основанных на глубоком знании темы, очень мало. Видимо, поэтому крупные компании типа «Газпрома» переходят на собственных тренеров». Он считает, что качество тренингов падает, не в последнюю очередь, из-за некомпетентности заказчиков и снижения уровня их требований.

А все же: сколько они зарабатывают?

Ирину Хакамаду мы помним по политике и временам «младореформаторов», Максима Поташева – по передаче «Что? Где? Когда?». То, что многие, сделавшие себе имя в какой-то из публичных сфер, рано или поздно оказываются в орбите бизнес-мероприятий – одна из особенностей этой отрасли. Относительно недавно «дебютировал» в ней, например, и ведущий политических ток-шоу Владимир Соловьев, лицо которого оказалось не только на экранах телевизоров, но и на многочисленных билбордах в Уфе. И в этом случае, и во многих других тусовку будоражили слухи о запредельных ценах на вип-билеты и т.д.

По словам Максима Козина, ценообразование в этой сфере – вещь сложная, «но когда вы спрашиваете, почему билеты на звезду А гораздо дороже, чем билеты на звезду Б, дело, конечно, только в гонораре этих звезд. Потому что себестоимость мероприятий примерно одинакова. И более того, постоянной пропорции распределения дохода между спикером и организатором нет. И если спикер – звезда, то его доля побольше, потому что весь входящий пиар – «его», идут именно на него. А если это малоизвестный тренер, то организатор вкладывается в трафик, в рекламу, тратится, значит – гонорар тренера поменьше».

«В мероприятиях со звездами ценообразование чаще всего такое: звезда запрашивает энную сумму, а все, что организаторы соберут сверху, остается им, – рассказывает Антон Краснобабцев. – Этот фиксированный «звездный» гонорар может сильно отличаться: от 100 до 500 тыс. рублей за тренинговый день. В корпоративных тренингах местные организаторы не нужны, всё организует, как правило, сам клиент, поэтому стоимость тренингового дня составляет от 50 до 300 тыс. рублей».

Фото: Андрей Старостин

Из всех собеседников РБК-Уфа только Максим Козин озвучил более-менее четкие критерии окупаемости: «Если мы арендуем зал на 100 мест, хотелось бы продать 80, иначе это нерентабельно». Руслан Гафаров считает по-другому: «Мы можем оказаться в минусе и при 80% проданных билетов, и даже при 100%, если мы превысили плановые затраты на рекламу, например. Здесь другие алгоритмы успеха. У нас молодая динамичная команда, лучших мы переводим на новые проекты, и бывает так, что где-то на новом проекте люди не совсем классно поработали и мы не выполнили план. Это нормально: если маркетолог не сожжет какую-то сумму, он не научится. Поэтому рентабельность каждого отдельного мероприятия считать сложно: где-то мы рискуем, где-то покрываем какие-то убытки других проектов».

От «Макдоналдса» до личной охраны

По каким ставкам работают самые звездные спикеры, мы никогда не узнаем, но собеседники РБК-Уфа считают, что они это заслужили: «Это люди, которые вложились в свой бренд. Люди доверяют Радиславу Гандапасу не просто так, а потому, что читали его книги, видели ролики. Понятно, что это доверие больше, чем к кому-то, кто об этом не позаботился. Когда вы в чужой стране видите рядом «Макдоналдс» и непонятную местную «шаурмичную», куда вы зайдете? Туда, где есть «знак качества» и вы понимаете, какой уровень качества вы там встретите», – считает Руслан Гафаров.

Он признает, что «в первую очередь на ценообразование влияет райдер тренера. Такая-то гостиница, бизнес-класс такой-то авиакомпании. Это нормально, что он просит такой-то гонорар, потому что он вложился в свое продвижение. Между прочим, и у Радислава, и у Брайана Трейси – много детей. И потом, почему их райдеры должны быть скромнее, чем, например, у артистов?».

Иногда детали райдеров действительно, как минимум, не уступают. Президент группы охранных агентств «Волкодав» Юрий Васильев рассказывал РБК-Уфа, что они выполняли функции личной охраны Владимира Соловьева во время его пребывания в башкирской столице, хотя эта услуга «Волкодава» бывает востребована довольно редко по причине ее дороговизны.

Константин Десяткин объясняет расценки звездных спикеров тем, что «люди готовы платить за статус. Вы же понимаете, что первый ряд не отличается от последнего по качеству контента: везде всё видно и слышно. Но порядок цен совершенно разный. Люди хотят платить не за контент, а, например, за фото со спикером или еще за что-то. Если кто-то думает, что за эти 50 тыс. купит волшебную таблетку от проблем, то этого не будет».

Фото: Олег Яровиков

Самый больной вопрос: качество услуг

Относительны в этой сфере не только дебет-кредит, но и сам вопрос качества продукта. «Эта формулировка – «качество услуг» – размыта, потому что и сами потребители хотят получить разное. Многие относятся к этому как к развлечению, привыкли ходить на такие мероприятия, как в театр, идут, например, на Тони Роббинса как на шоу. Где-то человек навык не приобретает, а воодушевление, мотивацию – да», – считает Константин Десяткин.

«Очень много людей, которые занимаются откровенным очковтирательством. Это люди с хорошими собственными навыками переговоров, выступлений, продаж, но с недостаточным знанием предметной области или методологии обучения взрослых. Приходит яркий, харизматичный товарищ, который очень красиво рассказывает про свой опыт управления каким-либо бизнесом, но в процессе выясняется, что он не очень разбирается, что нужно клиенту. Например, мерит все бизнесы по мерке автомобильного бизнеса или вместо тренинга проводит двухдневную лекцию для участников. К сожалению, в отрасли отсутствует какой-либо объективный способ проверки квалификации и добросовестности тренера. Были попытки введения сертификации, но широкого распространения не получили», – говорит Антон Краснобабцев.

Габдулла Хамитов, бизнес-тренер с 20-летним опытом работы, приглашенный преподаватель Республиканского центра профессиональных компетенций БАГСУ,  признает, что «сейчас много двухдневных тренингов, по итогам которых выдают «сертификат», и обладатель этой картонки начинает сам заявлять, что он тренер. Принципу «не навреди» такие тренеры не обучены, если речь о тренингах личностного роста». Отвечая на вопрос, почему же академические программы проигрывают в популярности даже таким «скороспелым» тренерам, он объясняет это тем, что «преподаватель вуза загружен бумажной работой, ограничен рамками программ обучения, а бизнес-тренеры свободны и могут позволить себе импровизировать при изменении запроса аудитории. Когда я вижу группу, то, как тренер, диагностирую ее и понимаю, что ей нужно дать, на каком уровне, а академический преподаватель будет давать только то, что входит в программу. Преподаватель проигрывает не потому, что не талантлив, а потому, что так, увы, построена система образования в вузах».

Фото: Олег Яровиков

Как не попасть «в лапы» непрофессионалу?

«Знать, кто есть тренер. Изучить его историю, посмотреть отзывы, рекомендации. Если вы выступаете в качестве заказчика, я бы посоветовал искать такого тренера, с которым можно было бы завязать долгосрочные отношения, чтобы он мог вникнуть в специфику вашей работы. Не связывайтесь с разовыми тренингами, они мало что дают: тренинг эффективен в повторении, как в спорте», – рекомендует Ильшат Рысаев.

Напоминая о принципе «бесплатный сыр бывает только в мышеловке», Максим Козин предостерегает от «условно-бесплатного контента», всех этих «кофе-брейков за полторы тысячи», потому что они могут оказаться даже не бесполезными, а опасными: «Эти люди могут планировать заработать на вас потом. Вас могут убедить совершать неправильные вещи». Также он советует изучать аудиторию: «Если идут ваши коллеги, то это тоже показатель». «Если тренинг может проводить психолог, то мастер-класс все-таки должен вести практик, у которого есть реальные достижения. Что касается мотивирующих спикеров, то посмотрите сначала их книги: если ход мыслей вас цепляет, то стоит идти. А если не трогает, то и время на это тратить не надо».