Лента новостей
Все новости Башкортостан
Шесть человек погибли при наезде автомобиля на толпу в Китае Общество, 05:58 СМИ узнали об освобождении обвиняемых в махинациях в Крыму на 20 млн руб. Общество, 05:41 Черчесов прокомментировал поражение от Бельгии в квалификации к Евро-2020 Общество, 05:21 Число жертв взрыва на заводе пестицидов в Китае увеличилось до 44 человек Общество, 04:59 СМИ сообщили о возможности США продать Тайваню 60 истребителей F-16 Политика, 04:48 Что поможет вам начать вести здоровый образ жизни: тест РБК и Philips, 04:35 Суд отменил приговор создателю сообщества «Мужское государство» в соцсети Общество, 04:18 СМИ узнали о планах Boeing установить системы предупреждения на 737 MAX Бизнес, 03:58 Тереза Мэй отреагировала на решение Евросоюза отсрочить Brexit Политика, 03:56 СМИ узнали о просьбе бизнеса к Медведеву ослабить валютный контроль Экономика, 03:28 Адвокат экс-владельцев «Трансаэро» ответил на иск от ВТБ на 250 млрд руб. Бизнес, 03:20 ЕС отказался признать Голанские высоты частью Израиля на фоне слов Трампа Политика, 02:54 МВД Венесуэлы обвинило задержанного помощника Гуаидо в терроризме Политика, 02:43 Глава РФС назвал «гол в раздевалку» причиной поражения России от Бельгии Общество, 02:11
Аналитика от РБК-Уфа ,  
0 
РБК-Аналитика: Кто в Башкирии работает через офшоры
«Открыто» с офшорами связано производство соды, опосредовано – горнодобывающая и металлургическая отрасли.
Фото: РИА Новости

Одной из самых резонансных тем месяца стали офшоры. Раскрытие «панамского архива» международным сообществом журналистов произвело эффект разорвавшейся бомбы во многих странах мира. Среди уличенных в связи с офшорными компаниями, зарегистрированными на Панаме, – президенты, премьер-министры и даже короли. В России расследование так или иначе затронуло ряд политиков и публичных лиц, тринадцать из которых попадают под действие антикоррупционного законодательства

Пока общественная реакция на скандал с «панамский архивом» в России заметнее, чем государственная, хотя Генпрокуратура и пообещала провести проверку опубликованных в прессе данных. При этом государственная риторика на тему того, что бизнесу в России необходимо отказаться от масштабной работы в офшорах, звучит уже несколько лет. В 2013 году Владимир Путин в бюджетном послании призвал «ограничить возможность переводить прибыль в офшоры». В 2015 году был введен в действие закон, запрещающий компаниям, зарегистрированным в офшорных зонах, участвовать в госзакупках и получать господдержку в любых формах. Этому предшествовали данные Счетной палаты о том, что 21% средств по проверенным госзакупкам отправились в офшорные зоны.

«Деофшоризация» по-башкирски

Крупный бизнес, связанный с государством, декларирует постепенный отход от практики работы с офшорами, и, по мнению экспертов, массовое обсуждение «панамского скандала» может подстегнуть этот процесс. Сама по себе практика взаимодействия с офшорами еще недавно считалась обычной. Например, в октябре 2013 года АНК «Башнефть» зарегистрировала в Люксембурге офшорную компанию «Bashneft Investments S.A.». Представитель «Башнефти» тогда пояснил ИТАР-ТАСС, что юридическое лицо создается «для корпоративных целей». Это был не единственный офшорный проект нефтяной компании: ранее на Кипре был зарегистрирован «Bashneft Middle East Limited». По информации агентства «Интерфакс», люксембургская «дочка» распоряжалась 1,9% акций «Башнефти», кипрская – 2,7% акций. На тот момент основным владельцем «Башнефти» была АФК «Система».

Приоритеты поменялись при деприватизации нефтяной компании, завершившейся к 2015 году. Напомним, основным владельцем «Башнефти» стала Российская Федерация (ныне обсуждается вопрос о продаже ее пакета в 50,08%). Четверть акций получила Республика Башкортостан. «Башнефть» сегодня является основным источником не только налоговых, но и акционерных поступлений в бюджет региона. Вполне ожидаемо, что как только была закончена деприватизация, в сентябре 2015-го было объявлено о том, что компания начинает процесс ликвидации иностранных «дочек». Помимо двух названных офшоров, было названо одно предприятие на Британских Виргинских островах (также является офшорной зоной) и две фирмы в Нидерландах и Швейцарии. Ожидается, что единственным дочерним предприятием вне российской юрисдикции останется «Bashneft International B.V.» (Нидерланды) – оператор проектов в Мьянме и Ираке. По информации газеты «Коммерсант», выведенные из офшоров акции сосредоточат в ООО «Башнефть-Инвест», которое создано в Уфе. Окончательное решение о деофшоризации компании совет директоров «Башнефти» принял 4 апреля.

В то же время – 7 апреля – концерн КАМАЗ выступил с заявлением в РБК-Татарстан: предприятие объявило о деофшоризации 23,4% его акций, принадлежащих Avtoinvest Limited на Кипре.

В группу КАМАЗ входят, в том числе, и работающие в Башкирии предприятия, основным акционером которых татарстанский автогигант и является (это, в частности, Нефтекамский автозавод).

Кто остался в офшорах

Чтобы узнать, какие предприятия из реального сектора экономики Башкирии принадлежат офшорным компаниям, РБК-Уфа проанализировал список предприятий по отраслям, приведенный на официальном сайте минпрома региона, с помощью сервиса kartoteka.ru. Тех, кто напрямую – без дополнительных цепочек – имеет в учредителях фирмы из офшорных зон, оказалось не очень много.

Уфимский завод стекловолокна («Стеклонит») входит в группу компаний «Рускомпозит» и является одним из крупнейших производителей геосинтетики в стране. На его долю приходится около 10% производства стекловолокна. Основными акционерами предприятия значатся кипрские компании Atoline Limited, Steklonit Holding Limited и Renaissance Securities Limited, консолидирующие в сумме более 50% акций предприятия.

Туймазинский завод автобетоновозов так же, как и упомянутый выше НЕФАЗ, входит в группу компаний КАМАЗ, который является основным держателем его акций. Отличие заключается в наличии в списке держателей акций сразу нескольких иностранных компаний, в том числе Sanrio Corporate LTD (Британские Виргинские острова) и Gemof II Rasia Portofolio (Кипр). В сумме иностранные фирмы владеют 34% акций завода.

Башкирская Содовая Компания – крупнейшее российское предприятие по производству кальцинированной и каустической соды, некоторых видов пластмасс и синтетических смол. Чистая прибыль БСК за прошлый год превысила 5 млрд рублей, наряду с «Башнефтью» она является крупнейшим источником поступлений в бюджет региона как акционера. Башкирия владеет 38% акций БСК. Вторым крупным держателем акций является кипрская Modisanna Limited (31%).

Горняки как «иностранцы»

В Башкирии работают предприятия, офшорные цепочки которых прослеживаются опосредовано: их владельцами являются российские юрлица, которые, в свою очередь, полностью или частично контролируются через офшоры. Таковым, например, является Уфимский витаминный завод, принадлежащий московскому холдингу «Фармстандарт». 100% акций «Фармстандарта» принадлежит кипрской «Augment Investments Limited». По информации газеты «Ведомости», до 2008 года одним из совладельцев компании был Роман Абрамович.

В целом доля предприятий, восходящих к офшорам, в регионе снижается. До 2016 года «Компании с ответственностью участников в пределах принадлежащим им акций Лайзан Капитал ЛТД» (Британские Виргинские острова) принадлежала инвесткомпания «Актив», владеющая, в том числе, предприятием «СалаватГидравлика» в Башкирии. Прошли процедуру ликвидации Туймазинский фарфоровый завод и Октябрьская кожевенная мануфактура: оба ООО также имели офшорные «корни», в частности, через фондовый центр «Линвест», зарегистрированный на кипрскую Proxi Holding Limited.

Целые отрасли экономики Башкирии принадлежат крупнейшим российским холдингам, офшорная составляющая в которых не является ни для кого секретом. В частности, речь идет о «Мечеле», в числе акционеров которого значится несколько зарегистрированных за рубежом компаний (РБК сообщает, что в том числе и через них председатель совета директоров Игорь Зюзин владеет до 67% акций). «Мечелу» принадлежит Белорецкий металлургический комбинат. В прошлом году предприятие увеличило чистую прибыль в полтора раза – до 2,1 млрд рублей. Комбинат производит стальную проволоку и прокат, более 20% продукции уходит на экспорт.

Другой гигант – Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) – обозначен в системе kartoteka как «Собственность иностранных юридических лиц». Официально у него нет российских учредителей – только кипрские фирмы. В структуру этого холдинга входят Учалинский и Сибайский горно-обогатительные комбинаты. В 2014 году УГМК купил у правительства Башкирии Бурибаевский ГОК, добывающий золото и серебро, а его дочерняя структура «Баширская медь» –Хайбуллинскую горную компанию (цена сделки составила 127 млн рублей).

В руках «Мечела» и УГМК, таким образом, сосредоточены практически все основные предприятия горнодобывающей и металлургической отрасли Башкирии.