Лента новостей
Все новости Башкортостан
Глава Минздрава Украины попросила ООН «не терпеть» Россию в Совбезе Политика, 06:10 SANA сообщило о шести пострадавших при обстреле Алеппо ракетами Общество, 05:20 Силовики с боем ликвидировали готовившую теракт группу под Владимиром Общество, 05:18 Женская сборная России проиграла команде Доминиканы на старте Лиги наций Спорт, 04:55 39 идей для бизнеса для «мобильных» предпринимателей РБК и ГАЗ, 04:35 Центробанк решил вернуться к запрету билетов «банка приколов» Финансы, 04:33 Букеровскую премию получила писательница из Омана Общество, 04:01 В Московском метро назвали две версии причин остановки поездов Общество, 03:31 Оппозиция Абхазии согласилась с предложением президента по дате выборов Политика, 03:13 Госдеп заподозрил Асада в новых химатаках Политика, 03:12 Apple представила первый MacBook Pro с восьмиядерным процессором Технологии и медиа, 02:43 Азербайджан обвинил Армению в провокациях из-за игрока «Арсенала» Политика, 02:12 Вратарь Швеции объяснил семь пропущенных шайб от России Спорт, 02:10 НАК заявил о контртеррористической операции во Владимирской области Общество, 01:45
РБК-Уфа. Интервью ,  
0 
Е. Маврин: «Регионам нужно объединяться, а не бороться за деньги центра»
Бывший заместитель премьер-министра, отвечающий за экономический блок, а ныне независимый консультант Евгений Маврин дал интервью РБК-Уфа, в котором затронул вопросы конкуренции регионов и привлечения инвесторов.

Екатерина Тимиряева (телеканал РБК-Уфа): Эфир телеканала «РБК Уфа» продолжает программа интервью. Ее сегодня проведут Рушана Ибраева, главный редактор сайта «РБК Уфа» и я, Екатерина Тимеряева, телеканал «РБК Уфа». Сегодня у нас в гостях независимый член совета директоров ряда компаний Евгений Маврин. Первый вопрос к Вам, как к экономисту. Как Вы сегодня оцениваете экономическое состояние Башкортостана и насколько устойчивым может быть дальнейшее развитие, на Ваш взгляд?

- Я думаю, нам с республикой повезло. У нас достаточно хорошие темпы бюджетной наполняемости, а это основной измеритель экономического развития региона, и профицитный бюджет, который мы получаем по исполнению в конце года. У нас неплохие экономическая база, промышленность, аграрный комплекс, современные виды бизнеса. Поэтому, с точки зрения экономического развития у нас есть все, и, на мой взгляд, мы вполне хорошо развиваемся. Вопрос в другом, каких темпов развития нам ждать дальше?

Рушана Ибраева: Много говорится о том, что необходимо привлекать инвестиции, и Вы на госслужбе этим занимались. Все ли инвесторы одинаково интересны республике? На каких именно инвесторах нужно сосредоточиться, чтобы был обоюдно выгодный процесс - не только инвестору было хорошо, что он нашел рынок сбыта, но и республике тоже.

- Да, ряд инвесторов к нам приходили для открытия магазинов, но дальше вопрос к нам же: а что мы потом с этим делаем? На моменте входа можно разговаривать с инвестором о том, чтобы продукция, которая продается в этих магазинах, производилась у нас. Например, когда в Уфе открывался магазин «Decathlon» при нашем участии, мы старались договориться о том, что 30-35% продукции должно производиться на наших предприятиях. (В магазине «Decathlon» РБК-Уфа затруднились ответить, есть ли в продаже товары, произведенные в Башкирии – прим. ред).

В целом, когда на пустом месте возникает с помощью инвестора что-то новое, какая-то налоговая база, это уже неплохо. То, что к нам приходят за рынками сбыта – это уже хороший показатель.

Екатерина Тимиряева: Некоторое время назад глава Башкортостана Рустэм Хамитов выступил с предложением открыть налоговую тайну крупных корпораций именно для губернаторов. В России предложение поддержала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Как Вы считаете, нужно ли действительно открывать налоговую тайну?

- Это очень странная история: есть тайна для одних и нет ее для других. Если сравнить уровень влияния и уровень возможностей главы республики и старшего специалиста налоговой инспекции, они несопоставимы. Но на сегодняшний момент старший специалист налоговой инспекции знает о том, что происходит в крупной компании, а глава республики, который очень серьезно может повлиять на развитие этой компании, не знает.

Екатерина Тимиряева: Хорошо, губернатор знает, какие налоги и куда платят крупные корпорации.

Рушана Ибраева: И, в целом, какое финансовое состояние этих корпораций.

Екатерина Тимиряева: Как он может использовать эти знания, как он может воздействовать на политику этой корпорации с тем, чтобы налогов, например, больше было в региональном бюджете?

- Первое, что приходит в голову, это взаимодействие на этапе планирования внутренних инвестиций корпорации в регионе. Здесь можно, например, договариваться о приобретении нашей башкирской продукции корпорацией – то есть инициировать реальные проекты по импортозамещению. Во-вторых, можно находить совместные проекты с точки зрения инвестиционных возможностей, подбирать площадки с помощью республики, рекомендовать те площадки, развитие которых заложено в стратегическом плане республики. Например, у ресурсоснабжающей организации существует свой план развития трубопроводов. И они говорят, вы свои проекты подбирайте к нашей трубе: где она будет лежать, там и стройте свои республиканские объекты. В этой ситуации все перевернуто с ног на голову, потому что исходить нужно из планов развития территории. Если же у республики есть цифровая информация по корпорациям, то договариваться легче: у нас есть расчеты, давайте садиться за стол переговоров и совместно делать историю.

Рушана Ибраева: Продолжая тему налогов, прокомментируйте, пожалуйста, инициативу оставлять большую часть налогов от малого и среднего бизнеса в бюджетах муниципалитетов с тем, чтобы сами регионы стимулировали развитие малого и среднего бизнеса. Насколько эта мера может быть эффективна?

- Я апологет системы децентрализованности. Сегодня у нас, если я помню, порядка 25-30% налоговой массы остается в республике. Эта цифра каждый год падала. Я понимаю, что у федерального центра есть свои задачи и обязательства, нужно заниматься обороноспособностью, продовольственной безопасностью, то есть нужны ресурсы. Есть просто политические задачи. Но сегодня мы отдаем часть налогов центру, а потом работает очень много людей на то, чтобы эти деньги вернуть через федеральные целевые программы обратно. И мы пытаемся наше развитие подогнать под те программы, которые рождаются в умах чиновников Российской Федерации. Условно говоря, нам нужно поддерживать машиностроение, а средства выделяются на космонавтику. Мы пытаемся при подготовке документов оформить все таким образом, чтобы доказать, что наше развитие соответствует централизованным программам.

Рушана Ибраева: Соответственно выиграет тот регион, который лучше оформит заявку?

- Выигрывает тот регион, который заранее знает, что будет происходить в федеральных ведомствах. Можно получить приглашение на конкурс за один или за два дня, просто физически не успеть сформировать это огромный пакет документов и остаться без ресурсов.

Екатерина Тимиряева: Сейчас в Башкортостане создается стратегия развития до 2030 года. На Ваш взгляд, какие базы за основу должны быть взяты в этой программе?

- Я до сих пор считаю, что основополагающими могут и должны быть вещи, связанные с кластерным развитием территории. В советское время это называлось территориально-промышленные комплексы - когда территории находится группа промышленных компаний, взаимосвязанных между собой. Эта идеология сносит границы между муниципалитетами и между областями. Но другого пути развития не существует. Почему? Потому что проекты внутренних муниципалитетов очень маленькие, и они фактически ставят на колени муниципальную власть перед крупным бизнесом, если он туда приходит. А когда ряд муниципалитетов объединяется в конгломерацию, это сила, которая может договариваться с крупным бизнесом. А крупный бизнес получает, в свою очередь, более широкие площади и возможности. Что-то такое у нас получилось по Благоварскому и Буздякскому району, когда пришла мясная компания и построила свиноводческий комплекс в одном районе, а работники и люди живут в другом районе.

В республике фактически сформированы эти кластеры исторически: Благовар, Буздяк, Чишмы, Альшевский район - очень серьезный и интересный аграрный кластер - от кормовой базы до переработки; агломерация Салават, Стерлитамак, Ишимбай - фактически нефтехимический кластер. У нас очень интересный машиностроительный кластер на западе - Октябрьский, Туймазы, который обеспечивает нефтяные комплексы всей России. Кластер по добыче полезных ископаемых на востоке, в Зауралье. У нас все практически создано, нужно просто применить управленческие усилия и попытаться все воссоздать. Конечно, это ломает сегодняшнюю административную систему управления, потому что муниципалитеты начинают работать, как сетевая структура, друг с другом. Хотят они или не хотят, они должны менять ситуацию - тут глава администрации не является единственным игроком. Та область России, которая первая найдет эту управленческую мысль, управленческую систему по построению и управлению кластером, и будет следующим лидером.

Рушана Ибраева: Сейчас регионы похожи на корпорации, каждая со своим бюджетом и управленческой структурой, которые конкурируют за рынки. Это правильно?

- Один из шоков, который я испытал, работая в правительстве, это понимание, что система конкуренции регионов поставлена на серьезный поток. И она поддерживается набором рейтингов. Но как можно сравнивать Дагестан и Тюменскую область, Краснодарский край и Калининградскую область? Они по-разному структурированы с точки зрения промышленного производства и экономического потенциала. Мне кажется, что эта конкуренция за инвесторов, за ресурсы, ведет только к тому, что мы начинаем хуже друг к другу относиться. В то время как конгломерации могли бы нас сдружить и поддерживать. Например, у нас есть соседние районы Челябинской области, фактически полностью состоящие из промышленных предприятий - Златоуст, Сатка, Миасс. Вокруг них весь наш северо-восток, в котором производятся только продукты питания. Вот и получается симбиоз - объединение двух экономик, которые поддерживают друг друга. Появление каких-то жестких границ между регионами – это неправильно. Мне кажется, неважно происхождение инвестора, наш ли он, местный, доморощенный или с соседней территории, либо иностранец. Если он действительно готов вложить собственные ресурсы, готов пройти по понятным ступенькам инвестиционного плана, милости просим, пусть заходит.