Лента новостей
Все новости Башкортостан
Sky Sports сообщил подробности контракта «Ювентуса» с Де Лигтом Спорт, 03:44 Мадуро заявил о поимке участников попытки переворота в Венесуэле Политика, 03:21 Совладельцем «Мосхозторга» стал гражданин Азербайджана Бизнес, 02:47 Парламентская ассамблея НАТО исключила возвращение делегации России Политика, 02:36 Умер лидер рок-группы «Високосный год» Общество, 02:18 Богатейший человек Молдавии счел обвинения России против себя фантазиями Политика, 02:09 Делегация Словакии обвинила депутата в демарше из-за заявления по России Политика, 01:48 Порошенко попросил Раду не допускать российских наблюдателей до выборов Политика, 01:48 СМИ узнали о выселении украинских туристов из отеля в Греции из-за флагов Общество, 01:24 Apple приобрела разработчика беспилотных автомобилей Бизнес, 01:11 Авен и Фридман получат по $1 млн по итогам работы Альфа-банка в 2018 году Финансы, 00:46 Reuters узнал об обнаружении нового фактора риска для Boeing 737 MAX Технологии и медиа, 00:35 В Киеве пообещали не допускать российских наблюдателей от ПАСЕ на выборы Политика, 00:21 Помпео пообещал индийцам отреагировать на покупку С-400 «как партнер» Политика, 00:05
Аналитика от РБК-Уфа ,  
0 
РБК-Аналитика. Башкирия и Турция: что будет дальше?
Будущее совместных проектов оказалось под вопросом.
Фото: vvc-site.ru

Санкции, введенные Россией против Турции, вызвали растерянность в Башкирии. Товарооборот между регионом и государством, сбившим накануне российский самолет, оценивается в 300 млн долларов в год. 27 ноября премьер-министр Башкирии Рустэм Марданов, только что вступивший в должность, выразил надежду, что «будут приняты решения, которые позволят продолжить наши отношения с турецкой стороной». Вместе с тем, он подчеркнул, что дальнейшее сотрудничество будет зависеть от решений федерального центра. Эти решения не заставили себя ждать: на следующий день президент России Владимир Путин подписал указ, вводящий широкий список санкций.

Реакция официальных и неофициальных лиц

Большинство положений указа носят общий характер: конкретику предстоит определить правительству. В частности, в документе сказано, что будут запрещены или ограничены в деятельности турецкие организации, работающие в России, но виды этой деятельности не определены. Работодателям запрещено нанимать граждан Турции, но, возможно, это коснется только тех, кто не успеет заключить трудовые договоры до 1 января. Перечень турецких товаров, запрещенных к ввозу в Россию, также предстоит определить правительству. Фактический запрет для туриндустрии начал действовать еще раньше (в том числе – запрет на чартерное авиасообщение).

По информации РБК-Уфа, единственный документ, уже затронувший Башкирию, касается сферы культурного сотрудничества. Министр культуры России Владимир Мединский направил главе региона Рустэму Хамитову телеграмму, в которой сказано о «необходимости незамедлительного прекращения с международной организацией ТюрКСОЙ» (текст телеграммы приводит ТАСС). Аналогичные советы получили главы Татарстана, Якутии и Алтая – республик, активно взаимодействющих с гуманитарной организацией, объединяющей тюркские народы.

Между тем, Башкирия сотрудничает с Турцией в области строительства, нефтехимии, машиностроения, сельского хозяйства, легкой и пищевой промышленности, торговли и предпринимательства. Официальные рекомендации, касающиеся этих сфер, в регион еще не поступили. В Башкирии работает 91 предприятие с турецким капиталом. РБК-Уфа пытался связаться с представителями некоторых из них, но комментариев о том, что может ждать эти предприятия в будущем, получить не удалось. Нежелание общаться с прессой выглядит вполне логичным: накануне один из телеканалов освещал акцию, в ходе которой прохожие оклеивали стены и окна уфимского офиса Turkish Airlines плакатами «Бойкот» и «Пособники террористов».

Представитель уфимского салона кожи и меха «Tigers» Фануза Бикбулатова так ответила на вопрос РБК-Уфа: «Просто, наверное, закроемся, и всё, если не будет поставок». По ее словам, возможный запрет на ввоз товара является основной угрозой бизнесу (граждан Турции в штате салона нет).

Интересы Турции в регионе

Объем импорта из Турции в Башкирию оценивается, по данным БКС Премьер, в 3% от общего количества ввозимого товара, а объем экспорта – в 5% от всех поставок региона за рубеж. По информации РБК-Уфа, регион экспортирует продукцию ТЭКа, продукты оргхимии, удобрения, полиэтилен, каучук. Из Турции ввозится оборудование, формы для литья резины и стекла, экскаваторы, прицепы и цистерны, металлы и изделия из них, а также продовольствие.

Среди крупных проектов, реализованных в Башкирии турецким бизнесом, называют стеклотарное производство «Русджам-Уфа», построенное концерном «Шишеджам», и покупку группой компаний «Efes» уфимского пивоваренного завода «Амстел». Мощность первого предприятия составляет 1,2 млрд. бутылок в год, ему был присвоен статус приоритетного инвестпроекта Башкирии, а только строительство печей потребовало от турецкой стороны вложений на сумму более 160 млн долларов. В реконструкцию пивзавода было вложено около 80 млн долларов, что позволило увеличить его мощности вчетверо (до 40 млн. декалитров в год). Правда, как ранее сообщал РБК-Уфа, в этом году производство пива в регионе резко сократилось, в том числе и потому, что «Efes» перевел более четверти объемов производства в другие регионы.

Значительную роль сыграли турецкие фирмы в возведении крупных объектов в Уфе, в том числе – объектов, готовившихся к июльским саммитам ШОС и БРИКС (в частности, отелей). В 2014 году руководство региона обсуждало с турецким бизнесом создание автомобильного технопарка: переговоры велись между компанией «ИПС Отомотив» и ОАО «АвтоВАЗагрегат», владеющим Белебеевским автозаводом. Турецкие инвесторы предлагали проекты создания в Уфе линий метробуса, реконструкции целого ряда медучреждений, строительства завода автофильтров в Стерлитамаке, строительства грузового речного порта и т.д.

Эксперты: совместные проекты отложат на время?

Эксперты, опрошенные РБК-Уфа, смотрят на ситуацию без пессимизма. По мнению аналитиков компании БКС Премьер, «осложнение в отношениях двух стран – негативный сигнал для региональной экономики, однако ничего критического не должно произойти. Регион успешно привлекает инвестиции из разных стран, экспорт диверсифицирован, а уверенное социально-экономическое положение Башкортостана делает его весьма привлекательным рынком для импортеров».

Шеф-аналитик ГК Телетрейд Петр Пушкарев напоминает, что объем инвестиций и налоговых поступлений от компаний с турецким капиталом в Башкирии достаточно велик. «Вряд ли все это будет в одночасье свернуто из-за напряжения в межгосударственных отношениях. Может быть, какие-то контакты будут отложены на время, но совместные проекты с TUSKON (Турецкая конфедерация промышленников и предпринимателей. – РБК-Уфа), или по линии Ассоциации молодых предпринимателей Евразии, взаимовыгодные проекты с «Инмашем» в Стерлитамаке вполне могут быть продолжены после более тщательного анализа последствий принятых решений для бизнеса».

Господин Пушкарев признает, что «уже практически невозможно рассчитывать на прежние человеческие отношения в политике, а значит, и на полностью благоприятный климат для деловых связей», но все же высказывает надежду, что острота конфликта будет снята. «Жаль, что со стороны турецкого руководства не слишком просматривается желание сгладить острые углы конфликта, принести извинения или хотя бы формально объявить о желании более тщательно разобраться и, возможно, наказать виновных».

«Особые отношения» с участием ФСБ

История отношений Башкирии и Турции уже знала периоды крепкой дружбы и взаимных охлаждений. В начале 90-х годов между регионом, заявившим о государственном суверенитете, и турецким государством сформировались особые отношения – на почве этнической, языковой, культурной близости. В 1996 году между правительствами было заключено бессрочное соглашение о сотрудничестве, а в 1997-м Уфа и Анкара были объявлены городами-побратимами. В 2005 году в Стамбуле было открыто представительство Башкирии. В 90-е Турция активно инвестировала в экономику региона, ее силами в Уфе были построены значимые объекты, в том числе мечеть Ляля-Тюльпан, Гостиный двор, основные банковские здания. В середине 90-х в Уфе, Стерлитамаке, Нефтекамске, Сибае начали работать башкирско-турецкие лицеи.

Именно с ними впоследствии, после 2000 года, были связаны основные события по освобождению Башкирии от проводников радикальных идеологий. Было объявлено, что фирма «Серхат», основавшая лицеи и проникшая на рынок одежды и ювелирных изделий, является подразделением религиозно-националистической секты «Нурджи». В 2001–2002 годах из республики и из страны были высланы более 20 турецких граждан, в том числе директор Нефтекамского башкирско-турецкого лицея и собкор турецкой газеты. 23 января 2002 года РИА Новости со ссылкой на ФСБ России сообщило, что «Башкирия давно уже является зоной особых геополитических интересов Турции. Деятельность отдельных граждан, прибывающих в Россию по линии гуманитарных обменов и экономического сотрудничества, весьма далека от этих сфер. Руководство Башкирии серьезно обеспокоено тем, что в турецких лицеях насаждаются идеи пантюркизма, используется религиозное и психологическое воздействия». Учебные заведения были закрыты в 2003 году.

Тем не менее, в республике сохранялись дружественные отношения и крепкие деловые контакты с Турцией. В последние годы в регионе неоднократно бывали послы Турции, парламентские делегации, представители крупных корпораций. Переживут ли эти отношения очередное «похолодание» – станет ясно после того, как российские санкции будут сформулированы окончательно.